Гражданская проза

Дневник харьковчанки Анны Гин. Часть 1

Добавлено в закладки: 0

Как выживают люди в Харькове, пишет в своем дневнике журналистка Анна Гин.
Публикуется в сокращении.

 

3 июня
100 дней войны. Юбилей, мать его…
Могли ли мы подумать тогда, в конце февраля, что этот ад будет продолжаться так долго? Что в бесконечных залпах орудий пройдет целая весна? Весна, которой не было.
Помните начало февраля? Мы не верили. Даже когда узнали, что русские войска стянуты к украинским границам и это было видно на Google-картах. Даже когда в новостях сообщили, что иностранная дипломатия выезжает из нашей страны.
Мы шутили о пулеметах, которые надо установить вместо консьержей в подъездах. Мы в легкой тревоге звонили знакомым военным с расспросами. Мы строили различные гипотезы о «кремлевских играх». Мы даже собрали документы в один пакет, на всякий случай. Но. Мы все равно не верили, что такое возможно.
А помните, как в первые дни войны мы обсуждали возможные причины нападения? Искали смыслы.
Просто потому, что человек так устроен, ему надо понимать, «почему».
Была такая распространенная версия: мол, Путину неправильно докладывали, его дезинформировали, он действительно думает, что у нас тут по городам разгуливают националисты и убивают русскоязычных украинцев. Сейчас буквально пара дней – и все прояснится…
Даже вспоминать смешно, какими наивными мы были. В первые дни войны.
А еще помните, как мы все ринулись звонить и писать своим российским друзьям и родственникам?
Нам казалось, что это поможет. Что они выйдут на свои площади и остановят эту войну…
А потом были Буча, Ирпень, Мариуполь. Миллионы беженцев, тысячи могил, сотни званий Героев.
Посмертно.
Сегодня психотерапевты призывают нас искать что-то положительное в этой войне. Звучит жутко, но это правильно. Только так можно справиться со стрессом. Мы все сегодня острые, порезаться можно о каждого. Независимо от того, где человек находится, – в оккупации, в эвакуации, на фронте.
Мы обязательно выживем, отплачем, отстроим. И очистимся от всякого рода паразитов. Псевдопрофессионалов, псевдопатриотов, псевдополитиков, псевдочиновников.

Очистимся, как природа после COVID. Классная у нас будет страна!

Все буде добре. Все буде Україна.

*     *     *     *     *     *
4 июля
Стою на балконе, курю, заорала сирена.
Курю и думаю: я за всю войну ни разу не спустилась в бомбоубежище. Ни в Харькове, ни в Днепре.
Умом понимаю, что это подвиг идиота. Но у меня отмазка есть – доберман. Ну в какой с ним подвал? Там дети, кошки, мелкие собачки.
Вот какие-то мы странные.
Глупые? Та нет, вроде все понимаем, знаем риски.
Ленивые? Тоже мимо, столько делаем каждый день. Я на своих волонтеров смотрю, от них электростанцию зарядить можно.

Может, наш украинский геном содержит недостаточное количество вещества, отвечающего за самосохранение?

Видели вчера сюжет про немецкого пожарного, который приехал помогать коллегам в Харьков. Выходя из части, он надевает на себя три (ТРИ) бронежилета.
Они тяжелые, неудобные, на улице и так жарко, на пожаре вообще пекло, но он все равно каждый раз спокойно надевает все три.
И парень такой, харьковчанин, которому немца поставили в напарники, интервью дает, рассказывает, что тот – чувак классный, профессиональный, но три жилета носит. И хихикнул.

Слушайте, сейчас скажу крамолу: а может, вот эта наша м-м-м – особенность (подбирала приличное слово) и дает возможность побеждать? Идти на вражеские танки без оружия, мины носить голыми руками, роды принимать под ракетными ударами?
А помните 2014 год, Майдан, после того, как беркутовцы побили студентов, на следующий день на площадь вышло в 10 раз больше людей.

То есть понимаете, российско-белорусская формула «мы этих побьем, остальные будут бояться и не выйдут» у нас сработала с точностью до наоборот.

И еще, наверное, наша параноидальная жажда свободы. Вот когда тебе из каждого утюга говорят: «не нехтуйте сигналами повітряної тривоги, йдіть в укриття», — ты, сука, назло сидишь, мол, не указывайте мне, что делать (смайлик).

*     *     *     *     *     *     *
20 июля
В Харькове радуга. Красивая, удивительная, огромная – во все небо. Как будто природа компенсирует нам весь тот ах…й, который приходится переживать каждый день, каждую минуту.
Сегодня в моем городе русская ракета унесла три жизни. Все уже видели фото отца, который держит за руку накрытого одеялом сына? Тело сына.
Категорически неправильно мерить собственную жизнь чужим горем. Но всякий раз кажется: да ну нет, у меня еще не п…здец, вот он – папа молится над трупом своего ребенка…
Мальчишка погиб в 300 метрах от меня. Я как раз села в машину, чтобы ехать к маме в больницу. Взрывная волна подбросила мой автомобиль так, как будто он картонный. Игрушечный, из папье-маше.
Не могу отделаться от мысли, что это все какой-то кинематографический сюжет. Просто сценарий к плохому боевику.
И непонятно, зачем в сюжетной линии второстепенные герои, типа меня.
Я теперь заключена в замкнутый треугольник на Салтовке: дом – больница – дом, мама – папа – мама.
И просто физически ощущаю, что ничего не делаю для Победы.
Евгения Гинзбург в своем «Крутом маршруте» признавалась, что выжила в сталинских лагерях только потому, что могла писать заметки на клочках бумаги.
Простите, но я пишу эти строки потому, что обязана выжить. На мне – старики. И животные.
Снова гремит за окном. И это не гром. Харьков, миленький, держись!

*     *     *     *     *     *

21 июля 
Вчера мне казалось, что ракета в радиусе 300 метров – это близко. И страшно.
Сегодня мне уже так не кажется. Сегодня я была в 20 метрах от взрыва. Страшно – это предыдущая стадия. Я думала, что смелая. Уже часа четыре прошло, а я не могу унять дрожь в коленях.
Ехала к маме в больницу. Ракета ударила прямо в проезжую часть. В том месте, где три секунды назад была я. Грохот был такой, что ненадолго оглохла.
Вечером вы услышите в сводках новостей о двух погибших и 20 раненых харьковчанах.
Ехала бы на три секунды позже, погибших было бы трое.
Не знаю, считать ли сегодняшний день своим вторым днем рождения или будет еще хуже (ближе).
По состоянию на сейчас появилась мифическая вера в то, что я еще нужна на этом свете.
За неделю в Харькове становишься фаталистом и философом одновременно. Появляется вера в Бога и вера в чудо.
Посадила Гектора на собачий гидазепам. По-другому пес не справляется.
Мама в одной поре. Папа держится.
Никогда не думала, что моя страничка превратится в депрессивный дневник.
Я же должна вас смешить.
Может быть. Когда-нибудь.
От настоящего страха тошнит, вы знали?

                                            Продолжение следует

 

 

 

Понравилось? Поделись!

6

Автор публикации

не в сети 14 часов

Alla

1 721
свободна
Комментарии: 415Публикации: 46Регистрация: 27-04-2023

свободна

https://web24.com.ua/

16 комментариев

  • 1

    Татьяна Рымарская

    Как тяжело это всё читать, хотя и знаешь о многом из написанного… Всегда очень больно слышать в новостях о том, как безжалостно стираются с лица украинской земли целые города и сёла вместе с ещё оставшимися в них жителями, но когда речь идёт о бесконечно дорогом сердцу городе твоего детства, это — особенная боль… Спасибо, Аллочка, что ты решила выставить страницы из «Дневника харьковчанки» на ПВА! :heart:

  • 1

    Alla

    Таня, похоже, только тебе одной это важно читать. Если очень тяжело, может, больше не публиковать? Я сама, вычитывая текст для разных сайтов (это четвёртый), плачу каждый раз.
    Но россиянам это надо знать. Читают многие, пусть знают, что творят. :urk:

    • 1

      Татьяна Рымарская

      Аллочка, у нас на ПВА сейчас, к сожалению, временное «затишье» — авторы, видать, заняты какими-то более важными делами, на сайт заглядывают редко… Но, по крайней мере, я буду читать обязательно, мне, действительно, интересно! И ещё хотелось узнать хоть какие-то подробности об авторе «Дневника» (если это, конечно, не секретная информация).

  • 1

    Alla

    Таня, я ничего о ней не знаю! Мне материал присылал летом Андрей Шухевич. Сейчас его вроде нет на ПВА. Выгнали?
    Затишье везде: на Проза.ру ко мне никто не зашёл сегодня, хотя я два новых стихо выложила. Стихира ещё как-то живёт. Народ замер в ожидании… худшего или лучшего?
    Я буду выкладывать по главе для тебя, и это уже хорошо, что тебе интересно.
    Как вообще в Киеве? :heart:

  • 1

    Alla

    Таня. я всё поняла. Весь Дневник опубликую, прочтёшь, когда сможешь. У меня тоже зрение падает. Видеоклипы делать стало сложнее. Вчера обнаружила, что меня забанили на всех станицах Проза.ру. Одна была вообще вне политики. Они прослеживают по IP и закрывают так, что больше не зарегистрироваться ни с какой почты. Я теперь в основном на Стихи.ру. Очень дорожу этой страницей, там меня хорошо читают и есть друзья из Украины. А высказаться открыто можно только на наших Просторах. Жаль, читатели попрятались.. Даже Полежаева не видно… :cry: :heart:

    • 1

      Татьяна Рымарская

      Ну что же, хозяев российских сайтов где-то можно понять: товарищи из соответствующих органов, коль заинтересуются подобной «крамолой» на страницах их пользователей, по головке за это не погладят… А что касаемо Полежаева, то Владимир — человек деловой, так что будем надеяться, что он находится в добром здравии, и токмо дела особой важности не позволяют ему уделять Просторам столько времени, сколько бы хотелось. Ну ничего, малёхо подождём-с!)) Теперь по поводу нашего зрения… Тебе не советовали, случаем, сделать операцию? Некоторым помогает. Но я, наверное, вряд ли на неё решусь, потому что когда моей маме такую сделали, она стала после этого видеть ещё хуже, а вскоре и вовсе ослепла. Боюсь подобного финала… Но не хочу заканчивать на грустной ноте, Аллочка: ВСЁ У НАС БУДЕТ ХОРОШО! И ДАЖЕ ЕЩЁ ЛУЧШЕ! ВСЕНЕПРЕМЕННЕЙШЕ!!!)) :good: :okej: :yahoo: ;-)

  • 1

    Alla

    Ох, Таня, не было бы ещё хуже и уже ладно.
    Операцию год назад предлагали, бесплатную, я отказалась, надо было собирать кучу справок, бегать по разным инстанциям. Например, в той же Эстонии справки собирают прямо в больнице, самим не надо бегать. Буду слепнуть и подохну без вмешательства ножа в моё тело :srcsm:
    Одному другу сделали операцию, теперь мучается, отслоение какое-то и ещё всякая хрень… Он из Харькова, кстати. Спросить у него про улицу Р.? :qstn:

    • 1

      Татьяна Рымарская

      Вот видишь, Алла, ты даже «задаром» не хочешь под нож ложиться!)) А моя мама уйму денег заплатила, ну и что с того толку… Кстати, а твоему другу где делали операцию, в Харькове? Про улицу Рымарскую у него спросить, конечно, можешь, он её точно должен знать (тем более, если живёт где-то в центральной части города). Мой дом под номером 23 стоит на повороте Рымарской к Сумской (главная харьковская улица), рядом с новым Оперным театром. А с другой стороны — здание старого Оперного, в которое после постройки нового переехал Драмтеатр. Так что это место ему, однозначно, знакомо.) :yes:

  • 1

    Крайнюк Надежда (Софи)

    Спасибо за публикацию дневника этой журналистки. Как мне всё это знакомо, ведь я из тех краёв. Не могу писать много после операции на глазу (пока что одном; второй на очереди). Страшно не страшно, но деваться некуда. Операция прошла успешно в г. Харькове. Оперировала завотделением, к. м. н., доцент). И Вы не откладывайте. Я тоже, как и Вы говорила. что под нож ложиться не буду. Но…
    А Харьков живёт и работает. Всё у нас будет хорошо!

Напишите комментарий

Техподдержка сайта
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Пол
Генерация пароля